Там, за туманами…

История жизни моряка не может быть скучной. Любой моряк представляет собой кладезь всевозможных слухов и баек: как очень смешных, так и довольно страшных. Но я хочу поведать вам не о своих прошлых приключениях, а о последнем путешествии, которое я совершил в одиночку через воды бурного океана.

Grock

Grock

Моя жизнь подходила к концу. Я
становился стар. Сила и ловкость мои
были уже не те, что в молодости… Мне
предстояла жизнь сухопутной крысы, но
море для меня было всем. Я просто не мог
жить на берегу, поэтому решил продать
все нажитое за годы жизни, купить свой
последний корабль и отправиться в путь,
отдав свою судьбу в руки морского ветра и
бурных волн. Я продал все свое имущество,
свой дом. В общем, все, что в море мне
точно не пригодилось бы, и отправился по
пристаням Рун-Мидгарда в поисках своего
последнего корабля.
Не буду вас утомлять рассказом о своих
скитаниях, лишь скажу, что сухопутную
часть пути я закончил в очаровательном
городе ярких казино, чарующих песен
бардов и красивых танцовщиц. О, да,
это был Комодо – город вечного веселья!

Где, как ни здесь, можно было купить по
дешевке хорошее корыто, и у тебя еще
останутся деньги на припасы?
И мне действительно повезло! Я
повстречал на пристани возле казино
проигравшегося игрока, который продавал
свою яхту практически за бесценок. Он
предложил мне посмотреть ее и купить. И,
конечно же, я согласился. Вот, я смотрю,
как на тихих водах бухты Комодо, гордо
попирая небо своей мачтой, грациозно
парит морская ласточка – яхта! Яхта была
потрепана, но все-таки она была чудо
как хороша! В принципе, за ту сумму,
которую просил этот несчастный, я мог
бы купить лишь полусгнивший баркас,
который тут же затонет, как только я выйду
из порта. А тут я покупал великолепный
корабль для дальнего странствия, и у меня
еще оставались деньги на пополнение

провизии! Кажется, жизнь начинала
налаживаться. Мы пожали друг другу
руки, я достал мешок с зенями, отсчитал
необходимую сумму плюс сверху еще
немного (все-таки я честный моряк и знаю
истинную цену этому кораблю). Игрок
горячо меня отблагодарил и отчалил к
берегу, а я начал обживаться на корабле.
Я уже пополнил запасы провизии и
собрался отправляться в путь, как к яхте
подплыл бот с двумя пассажирами на
борту. Это были новоиспеченные бард и
танцовщица.
“Глубокоуважаемый капитан, не будете
ли вы так любезны сообщить нам, куда
отправляется сие прекрасное судно?”.
Ну точно, только барды-новички так
разговаривали.
“Это прекрасное судно держит свой путь
в прекрасный город Альберта”, – держал я
ответ.
“Альберта! Альберта!”, – радостно
заскакала по носу бота танцовщица. “Не
соблаговолите ли взять на борт этого
прекрасного судна двух новоиспеченных
артистов, дабы мы составили вам компанию
в путешествии до Альберты?”. Ну, а что?
Компания это всегда хорошо, да и деньги
лишними не бывают.
“Поднимайтесь на борт!”
В этот солнечный день я стоял у борта
и наблюдал, как танцовщица пластично
двигается под звуки мелодии, которую
разучивал бард. И вот, во время очередного
движения, у бедной девочки рвется
ожерелье и падает в бурлящие воды за
бортом! “Ах, мое ожерелье! Как я буду без
ожерелья?! Ведь без него я не буду уже
такой красивой!”. Слезы потоком хлынули
из глаз этой очаровательной танцовщицы.
“Не печалься, радость моя! Я достану
обратно твое ожерелье!”. Бард, не долго
думая, скидывает с себя свою лютню,
снимает башмаки и стремительно бросается
за борт! Да, может быть, и потерял бы этот
мир еще одного барда, но я вовремя поспел
и схватил его за рукав одежды.
“Погоди, парень! Ты куда это собрался?
Если ты сейчас нырнешь, мы тебя не
сможем вытащить! Судно идет на полном
парусе, и останавливаться у меня ну совсем

нет желания”.
“Но как же! Как же она будет без
ожерелья!”
“Да! Как я буду теперь без ожерелья?”, –
тихо всхлипывала танцовщица.
“ Да будет тебе ожерелье, дочка. Будет.
Через пару дней будет лучше прежнего”.
Я смастерил нечто среднее между сачком
и скребком на длинной палке и начал без
устали шаркать этим приспособлением
по дну яхты. Я собирал ракушки, которые
налипли на дно моего судна. Морская вода
и течение выбелили эти ракушки, и вид они
имели просто умопомрачительный. Мне
повезло даже больше, так как я вытащил
несколько больших устриц с жемчужинами
внутри. Да, это было великолепное
украшение, которое во время танца
издавало характерный звук, похожий на
щелчок пальцами. Радости танцовщицы не
было предела.
Да, это было забавное путешествие до
Альберты. Я смотрел, как юные бард и
танцовщица без устали тренировались
в игре на музыкальных инструментах и
разучивали новые танцевальные па, и
вспоминал свою молодость, как, будучи
еще юнгой, я поднялся на борт своего
первого корабля и с каким остервенением я

отдавался работе. О, но это совсем другая
история, которой не место в рассказе о
неизведанном и прекрасном острове.
Я распрощался со своими новыми
друзьями в Альберте, пополнил запасы
провизии и питьевой воды и отправился в
дальнейший путь. Мой дальнейший путь
лежал на восток: именно там были еще не
разведанные земли, и там я предполагал
найти свой покой. Попутный ветер и
солнце были моими спутниками в течение
длительного времени. Созвездия в ночном
небе сказали мне, что я нахожусь в местах,
мне не знакомых и не изведанных. И вот
в одно утро я, проснувшись, не ощутил
качки. Мое сердце сжалось. Отсутствие
качки означало отсутствие движение, а
без движения кораблю не было жизни.
Я вышел из кубрика наружу. Утреннее
солнце освещало безжизненно повисшие
паруса: ни дуновения ветра, ни малейшего
шороха. Штиль. Это хуже шторма. В
штиль нет ни ветра, ни облачка. Есть
только солнце, которое высоко в небе
глумится над беспомощностью человека.
В шторм ты можешь налететь на землю
и выжить. В шторм все зависит не только
от благосклонности Богов, но и от твоего
умения управлять кораблем. А в штиль

шансов выжить у тебя очень мало.
Беспощадное солнце начинает выжигать
все на палубе, и нет от него спасения.
Никакой опыт управления кораблем тебе
не поможет, ибо паруса не наполнены
дуновением жизни. Я понимал это, но не
сильно беспокоился, потому что запасов у
меня хватило бы на целых полгода штиля.
Но так долго океан без движения не сможет.
Дни сменялись днями. Они текли друг за
другом, и наконец слились в одно целое.
Я уже не замечал, сколько дней провел
в штиле. Я уже был на грани срыва от
одиночества, когда однажды ночью яхту
затрясло. Я кубарем выкатился на палубу
и зрелище, представшее перед глазами,
повергло меня в шок: такого шторма я не
видел ни разу за все годы своей жизни!
Волны взмывали над яхтой и обрушивались
вниз в попытке скрыть меня под собой!
Тонны воды окатывали палубу и пытались
смыть меня в море! Корабль метало по
волнам, как щепку! Такелаж скрипел под
диким порывом ветра. Мне стоило больших
трудов удерживать корабль в траверзе
шторма! Ветер, волны и молнии были
моими спутниками в скитании по волнам
все то время, что длился шторм. Я не знаю,

сколько часов или дней он длился, но это
было все же лучше, чем сумасшедшая
жара штиля! “Давай! Давай! Еще! Еще!”.
Я кричал ветру, чтобы он поднажал. Я
брал волны штурмом, в попытке достать
до небес. И мне не было страшно в этом
безудержном буйстве стихии.
И вот шторм утих, а небо очистилось от
облаков. Внезапно, глядя в чистое ночное
небо, я впервые в жизни понял, что
потерялся в открытом море, и ужаснулся.
Мне не было понятно, куда я плыву и что
мне ждать впереди. Провизии оставалось
всего на пару недель. А что будет дальше?
А дальше была чудная земля! Чудный
зеленый остров с невиданными мной
доселе растениями. Мне повезло, и
корабль штормом вынесло к небольшой
бухте, в гавани которой я и бросил якорь
и отправился на берег. Когда мои ноги
ступили на твердую землю, я был поражен
очарованием чудесных незнакомых
растений. Даже богатые и густые леса
Пайона позавидовали бы такой дикой
красоте природы, которая царила на этом
острове. Я видел рощу удивительных
деревьев с алыми, белыми и красными
лепестками, которые слетали при
малейшем дуновении ветра и, кружась в
очаровательном танце неба, покрывали
собой всю землю. Здесь были удивительные
животные, похожие на медведей, но в
черной окраске и черными очками на белой
голове, и более дружелюбные. Эти медведи
были, по всей видимости, травоядные.
Также я наблюдал в лесах привычных для
наших земель хищников: медведя бурого,
выдр и куниц. Разнообразный животный и
растительный мир острова будет отличным
объектом для исследований будущих
поколений путешественников.
Прожив на острове с неделю, я не встретил
ни одного живого разумного существа.
Однажды, зайдя очень глубоко в джунгли,
я услышал шум борьбы. Я осторожно
подошел к источнику шума и из своего
укрытия увидел битву людей и каких-то
чудовищ, напоминающих лягушек, стоящих
на задних лапах. В передних лапах они
держали удочки, которые использовали

как оружие. Первым моим порывом было
выйти из кустов и дать бой этим чудищам
вместе с людьми, но старость берет свое.
Мой глаз уже не так остер, а рука не так
крепка. Да и люди настолько мастерски
дрались, что было понятно: им моя помощь
не нужна.
Воины этого острова были одеты в
довольно необычные подвижные доспехи,
которые не сковывали их движения. На
головах их были шлемы с рогами, а на
лицах – страшные маски. Все они были
вооружены удивительными изогнутыми
мечами, напоминающие пустынные
Фальчионы, однако же, не настолько
сильно загнутые и намного изящнее. Они
так ловко орудовали этими клинками,
что порой оружие превращалось в одну
сплошную полосу света. Не прошло
и пары минут, как бой был окончен. Я
вышел из кустов и с раскрытыми руками
отправился к группе этих воинов. Воины
насторожились и приготовились к бою. “Я
к вам с миром,” – произнес я. Но они меня
не понимали. Один из воинов обратился
ко мне на своем языке. Но я даже не мог
припомнить схожий язык. Хотя их речь
была также груба, как и орочий язык, она
очень отличалась от последнего, который
звучал, как удар дубиной по барабану.
Язык жителей острова был остер, как
их смертоносные клинки. Груб и остер.
Ну, да ладно. Не понимая языка, будем
общаться при помощи знаков. Руками
я объяснил им, что приплыл издалека
один, и что я остановился в нескольких

днях пути отсюда… Я заметил, что воины
удивились, когда поняли, что я приплыл
один издалека. Видимо, к ним на остров
ни разу не заплывали чужеземцы. Как бы
то ни было, воины не стали брать меня в
плен, как не понятного им демона, и было
решено доставить меня в ближайший город
к местному владыке. Однако, статусом
гостя я пока не обладал: ко мне относились
настороженно и держались подальше.
В доме местного владыки меня ждал такой
же холодный прием. При помощи знаков
мне пришлось объяснить, что я приплыл
один издалека, а также где находится мой
корабль и моя хижина. После объяснений
сегун (звание местного владыки) отправил
группу воинов по моим следам в обратном
направлении. Допрос продолжился и
дальше. Я назвал им свое имя и рассказал
о цели своего путешествия. Я поведал им о
землях, что лежат по ту сторону океана.
После подтверждения моих слов ко
мне стали относиться, как к почетному
гостю. Передо мной открылись двери
в любое заведение города. Я наблюдал
за уникальными тренировками воинов
(здесь их называют самураями). Мне

открылись красоты каллиграфии и чайной
церемонии (жители острова очень любят
чай). Я попробовал их удивительную
кухню, состоящую, в основном, из морских
деликатесов. Основу их кухни составляют
так называемые суси (рисовые шарики,
покрытые сверху рыбной строганиной) и
роллы (завернутый в морские водоросли
рис с разнообразной начинкой). Их местные
танцовщицы (здесь их зовут гейшами)
милы и грациозны и, помимо танцев, еще и
всячески ублажают мужчин.
Я бегло изучил местный язык и мог
уже без махания руками изъясняться с
жителями острова. Я проводил в беседах
с сегуном дни и ночи напролет. Гуляя по
удивительному саду камней, наслаждаясь
обществом гейш и чайной церемонией,
сегун рассказывал мне о чудных
подземельях столицы острова, в котором
водятся жуткие монстры, появившиеся
там ровным счетом из ниоткуда. Он
рассказал мне о дворце императора,
который нам предстояло посетить. Узнал
я и о тайном клане убийц, существующем
на этом острове. Этот клан воспитывал
хладнокровных, безжалостных воинов, не

знающих пощады и всегда доводящих свои
задания до конца. Поведал мне сегун и об
особом кодексе воина, которому должны
следовать все самураи. За уклонение от
буквы кодекса отступника ждала страшная
смерть. Я же поведал ему о могучих лесах
Пайона, рассказал о красотах столицы
Пронтеры и удивительной школе танцев
Комодо.
На острове везде, где только можно, растет
сакура. Это удивительное зрелище – улицы
города в лепестках сакуры! Ничего более
прекрасного я не видел! Сакура – не просто
удивительное по своей красоте древо.
Сакура – целый культ жителей острова. Это
дерево священно и особо почитается.
Через пару недель мы отправились в
грандиозное путешествие через полострова до столицы. Меня принимали
в императорском дворце с почестями,
достойными короля! Я был для них не
только странным путешественником из
дальних земель, но и еще неким знаком
начала новой эры. Ко мне относились
благосклонно, меня приглашали в гости

Я был нарасхват! И я заново почувствовал
вкус жизни. Передо мной открывался
новый и неизведанный мир. Я мог начать
здесь все с чистого листа! Но, когда я
смотрел на танцы гейш, мне вспоминались
мои новые друзья, оставленные мной в
Альберте. Местная пища была вкусна,
но мне хотелось грубой пищи Моррока.
Мне так хотелось пройтись по трактирам
Пронтеры, окунуться в жизнь казино
Комодо, услышать родную речь. В
общем, я стал тосковать по родине.
Своей тоской я поделился с моим новым
другом, сегуном, и он обещал мне все
устроить. На приготовления моей яхты
(которую, кстати, завели все таки в сухой
док, почистили и починили) к отплытию
ушло пару недель. Все эти пару недель я
провел на яхте, принимая гостей там же. Я
показывал свой чудо-корабль, переживший
выжигающий штиль и смертельно опасный
шторм. Стоит сказать, что моряки острова
никогда не заходили далеко в воды
океана, ограничиваясь лишь несколькими
милями. Когда же я на своей яхте вышел в
открытое море, и полоска берега исчезла за
горизонтом, удивлению присутствующих
гостей не было предела. Открывшийся им
океан поразил их воображение!
После снаряжения корабля и загрузки
его всеми необходимыми припасами,
я отправился в обратный путь. Все
так же один, но с кучей подарков и
пригласительным письмом от императора
острова для короля Рун-Мидгарда
Тристрана III с пожеланием скорейшей
встречи. Путь мой обратно не занял много
времени. Хотя в нескольких милях от
острова я и попал в небольшой штиль, все
же погода была благосклонна к одинокому
моряку, и вот передо мной открывает
свои ворота удивительный и такой
долгожданный порт Альберта….
Свиток с сухим шелестом опустился на
стол. Пальцы забарабанили по столу, после
чего свернули лист папиросной бумаги в
сигарету и отправили ее в рот. Поправив
корону, король Тристан III начал готовить
указ о подготовке флота к отплытию.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0 0 голоса
Рейтинг статьи
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x